Диалектика — методологическая основа современной астрономии

Пути и способы движения к новому знанию в астрономии XX в. резко противоречили господствовавшим ранее взглядам о том, что теория возникает «прямо из фактов» в результате простой и непосредственной трансформации эмпирических данных. Хотя многие выдающиеся открытия в современной астрономии были сделаны «случайно» и явились полной неожиданностью для большинства ученых, сейчас приобретает все большее значение целенаправленное накопление фактов для подтверждения или опровержения различных идей, гипотез, теорий. Это придает астрономическим наблюдениям черты вопроса, задаваемого нами природе.


Новые теоретические представления о Вселенной в большинстве случаев были «подсказаны» эмпирическими данными. Но они все же возникали не «прямо» из фактов и только из них, а в ходе разработки, проверки, уточнения различных гипотез, объясняющих новые факты. Часто оказывалось, что одни и те же факты могут быть поняты (объяснены) с точки зрения совершенно различных, в том числе — взаимоисключающих теорий. Например, параллелизм в распределении групп молодых звезд и диффузных туманностей можно понять как на основе гипотезы о возникновении звезд из туманностей так и на основе гипотезы о совместном возникновении звезд и туманностей из массивных и плотных протозвезд.


В некоторых случаях принципиально новые теоретические представления создавались исходя из весьма ограниченного количества фактов, на основе, главным образом, некоторых теоретических предпосылок. Так обстояло дело, например, в релятивистской космологии. Теория расширяющейся Вселенной А. А. Фридмана была основана на тех же, по существу, фактических данных, которые использовала классическая, ньютонова космология; они получили, однако, радикально иное физико-теоретическое истолкование. В современной астрономии построение математических моделей различных объектов, которые лишь потом сравниваются с наблюдательными данными, стало довольно обычным делом.


Все это привело к постановке вопроса о путях построения астрофизических, космогонических, космологических теорий, о соотношении эмпирических (наблюдательных) и теоретических («априорных», «предвзятых») предпосылок в их разработке.


Решение этого вопроса, сложившееся под сильным влиянием субъективного идеализма, было предложено Эддингтоном и Милном. Эддингтон считал, что фундаментальные законы физики, а также физические константы могут быть установлены из теоретико-познавательных соображений, полностью независимо от опыта, т. е. они априорны. По словам Эддингтона, интеллект, незнакомый с нашей Вселенной, но знакомый с нашей системой мышления, был бы способен чисто дедуктивно построить систему физического знания, которую мы получили исходя из опыта. Аналогичную позицию занимал и Милн.


Эти взгляды Эддингтона и Милна вызвали резкие возражения со стороны представителей самых различных философских направлений. Но позитивисты (как и материалисты-метафизики), совершенно справедливо критикуя априоризм Эддингтона и Милна и подчеркивая роль опыта в исследовании Вселенной, отрицали или недооценивали значение исходной системы знания в построении новых теорий. Они вступали в противоречие с тем фактом, что теоретическое знание не сводится к эмпирическому и не выводится из него путем логической индукции.


Единственно верное решение проблемы дала материалистическая диалектика, согласно которой познание физического мира, в том числе и Вселенной, немыслимо, с одной стороны, вне существующей системы знания (которая выступает для исследователя в качестве относительно «априорной»), так, с другой стороны, и без обращения к опытным данным. Оно с необходимостью включает как дедуктивные, так и индуктивные способы исследования. Альфарим уверенно держится в десятке лучших книг экшн-ЛитРПГ Антураж постапокалиптического киберпанка воссоздан до мельчайших подробностей.